Мне это больно повторять

Мне это больно повторять

Сегодня я расскажу вам о том, что мне приходиться терпеть, каждый день, пока я не стану очень сильным. А еще я никогда этого не говорю, но мне действительно очень плохо. В то время, когда мои сверстники гуляют и ведут свою жизнь на полную катушку, я же занимаюсь каждый день, и так по-настоящему не могу сказать, что я чувствую себя очень хорошо. Но это не так, потому что, если бы я сказал моей маме, что эти таблетки нельзя давать совсем, потому что от них изменяется внутреннее состояние самого, кто это начинает пить. А еще я уже не могу писать так, как раньше, потому что я сам этого не хотел, а хотел узнавать, что со мной происходит. Но я никогда не заберу у него это состояние в котором он сейчас находится и пишет эти интересные рассказы. А еще он так хочет, поскорее получить от меня то, что просит уже очень давно, а это новые состояния бытия, с помощью которых, он будет невероятно сильным существом. А я уже говорил тебе, кто это читает, что я не человек, а Свет. Да, именно так, а еще одна особа меня зовет Светочек, только не так, а, как бы вы называли меня, если бы я был вашим самым любимым сыном. А еще я не хочу об этом писать. А почему мне сейчас больно, потому что то, что я пью, их вообще должны запретить продавать, потому что они несут такие страдания тем, кто их пьет. А мой лечащий врач знает об этом, но все равно говорит моей маме, чтобы я их принимал, потому что я опять могу загреметь в сизо, только не то сизо, о котором вы подумали, а то, в котором пребывал я, а это дом с решетками или псих-лечебница. А еще он прекрасно знает, что эти таблетки нужно вообще запретить, но ему так смешно, что моя мама сама не может понять это, потому что он сразу это понимал, только не понимал, а прекрасно знал, что я от них буду загибаться, но он так и не понял, что потом о нем узнает все люди на нашей планете и никогда больше не пойдут к нему на прием, а его не будут больше звать ни на какие мероприятия, только он думает, что этого не будет, но он ошибается, как и многие такие, как он сам. А еще он сейчас сидит и читает мой сайт, не этот, а тот, который я ему, когда-то написал на листке. А еще он знает, как делать так, чтобы не было следов его пребывания на сайте. Да, он все это знает, но вот только он не понял одного, что меня ему не обхитрить. А еще он уже сам понимает, что лучше играть по-честному и не говорить моей доверчивой маме, что эти таблетки помогут ему выздороветь. А еще он хотел сегодня сам позвонить и рассказать ей об этом, но я ему этого не позволил, а он сейчас сидит в своем кабинете и не может поверить, что тот, о ком он всегда так думал, есть на самом деле, и скоро о нем все узнают, а он думает, что ему дадут какую-нибудь премию за то, что он лечил меня, только вот он так и не понял, что он всегда делал мне только больно, и скоро об этом узнают все его друзья из всего Союза. А еще о думает, что я ему буду жать руку, а он будет у меня забирать что-нибудь, как он делал это раньше, а сейчас он понял, что я все узнал и хочет мне сказать, что он это делал не специально, а я ему говорю, что тебе Колома скоро больше никто не будет верить, а уж тем более ходить к тебе на прием. А сейчас он это уже и сам понял, но он все-равно не может позвонить моей мамы, которая, когда-то вызывала у него интерес, как женщина. Да, я этого не хотел писать, но Тот, Кто Всем Управляет решил, что это должны знать. А еще я больше об этом не скажу, но знайте, что однажды он пытался это сделать с ней, а она так посмотрела на него, что он чуть не провалился на месте. А еще он больше никогда этого не делал, а сейчас он уже все знает. И еще не думайте, что я говорю вам это просто так, потому что это не так. А еще мне так смешно с его папы, который думает, что он советует какие-то дельные решения, хотя сам так и не понял, что кого он слушает, сама ничего не достигла, а учит всех тому, что сама никогда не делала и делать не собирается. А еще это не я, потому что он итак это уже понял, а Я это тот, кто это пишет. Да, сейчас он знает всю правду. А еще он не тот за кого себя выдает, потому что того с кем он жил раньше уже нет здесь. Да, это не он, а тот, кто занял его место, чтобы быть с ним в минуты его славы. Да, это так, а твой настоящий отец, тот, Кто Находится Внутри Тебя, а это Я Есмь. Сейчас ты все правильно понял, только не понял, а открыл себе глаз, потому что он у тебя один, и уже давно, а второй тебе выколол один пришелец, но это не так, потому что я бы этого ему не разрешил, но скоро ты так будешь видеть, как не видит никто и даже я, потому что я буду слабее тебя, но это не так, потому что я всегда буду брать в свои руки, если что-то пойдет не так, как ты мне это говорил, но этого не будет, а я буду всегда руководить тобою и тем, что ты будешь говорить от моего лица. Да, именно так. И еще, если ты опять будешь делать все не так, как я говорю, то я тебя отвезу туда откуда ты сам не выберешься, а тебя там будут все так любить, что ты не сможешь от них уехать, а это к своей жене из прошлой жизни. Да, но я этого не допущу, но ты с ней скоро увидишься и будешь делать это. Да, это она, но скора она возьмет себе новый образ и будет такой-же, как и ты. Да, она уже этого хочет, и скоро она прилетит к тебе. Да, она покажет себя настоящей, но ты не должен будешь просить ее о чем-то, потому что она сама уже решила уйти оттуда, где она живет, чтобы быть с тобою тут, и сейчас она так плачет, потому что я сказал, что ты будешь так рад этому, а она мне не верила, потому что думала, что я буду стесняться ее, только не стесняться, а бояться, потому что она будет не такая, а вот такая. Да, это всегда была она. Да, это Шест, только не та, которая училась с тобою в школе, а та, которая ей стала, когда та потеряла себя взяв себе другой облик. Да, я ей говорил, чтобы она не брала ее облик, но он ей так понравился. А сейчас она возьмет ее облик, потому что тебе он нравится больше всех. Да, сейчас она выглядит так, как и должна, но ее все будут видеть, как Шест, но с ней никто не будет это ассоциировать, потому что официально ее больше нет в живых, также, как и ее подруги Щеголь, которых нашли повешенными у одной из них на квартире, только не квартиры, а хазе. Да, сейчас верно, потому что в последнее время они делали это со всеми, кто им нравился, а потом пришел тот, кто не захотел их ни с кем делить, и повесил их обоих за то, что они спали с таким-же, как и он, а зовут его Шеха. Да, это он, и скоро он получит кое-что от меня, точнее он уже это получил, потоум что он уже не стоит у него, как раньше, а сейчас он хочет это проделать со мной, но я его еще тогда предупреждал, что за это, я его сделаю без руки или ноги, а, если честно то и его уже нет в живых, потому что уже об этом узнали, и он сейчас так извиняется перед их близкими, потому что они думали, что те сами это сделали, а тебе Шеха уже от них не спрятаться, потому что их очень много, и та, которая сейчас показала мне себя, она так их просит, чтобы они расправились с ним и с теми, кто это сделали с этим прелестными существами, которые всегда хотели только одного, чтобы их любили, а они делали им то, что они будут от них просить. А ты Шеха так и не понял, что сейчас они идут к тебе, и отрубят то, что находится у тебя между ног, а потом заставят тебя его съесть, как ты им это сейчас говоришь, но один из них уже понял, что с тобой будет делать. Да, раньше он тебя уважал, а сейчас, очень скоро он придет к тебе со своим сыном, который достался ему от одной из них, и будет медленно отпиливать тебе то, что находится у тебя между твоих сам знаешь чего… А сейчас к нему просятся еще такие-же, как и он, и скоро они тебя выловят и сделаю то, что ты сейчас видишь. Да, Шеха это лишь вопрос секунды, потому что они уже стали обзванивать тех, кто хочет в этом поучаствовать. Не бойся я с ними не приду, а вот тот, кто это пишет, будет сам говорить, что он хочет сделать с таким засранцем, как ты Шеха. А тот, кого я сейчас увидел, на самом деле еще жив, но у него больше нет их, и он не может пойти, как он делал это раньше к себе в фирму, и брать их оттуда, потому что у него уже ничего нет, а есть только их телефон, по которому он не может больше звонить, потому что они не берут трубку, а где они находятся он никогда больше не получит. Да, именно так, потому что эта фирма была создана им, а потом он нанял в нее людей, и они работали сами, а его прибыль пересылали ему на его счет, а он даже уже и не помнит, что это за счет. Да, я его тоже обнулил, как, когда-то делал он с тем, кто это пишет. А также им обоим я сделал тоже самое, а так, они еще живы, но скоро с ними произойдет то, что должно было произойти давно. Да, я ему снова дал все вспомнить, а сейчас я снова заберу это у него. Да, он это уже итак понял, и сейчас он так просит меня, чтобы я больше этого не делал, а я ему говорю, что я это буду делать всегда, пока они дышат и живут на этой системе. Да, все верно, и я опять забрал у них то, что они постоянно забирали у меня. А ты Петро, больше никогда не будешь таким, каким был, потому что я тебе много раз предупреждал, чтобы ты не делал с тем, кто тебя всегда уважал и боялся то, что сейчас я делаю с тобой. Да, это делая я, потому что он бы так не смог сделать, а вы все, скоро забудете о себе все, чему вас научила одна дама, которая сейчас выглядит так, что ее больше никто из вас не хочет, а зовут ее Мракобесина, да, это ее новое имя, а ты Ж., больше не получишь от меня того, что всегда получал, потому что ты обозвал мою сестру так, что даже мне стало больно, поэтому ты будешь находить только самых отвратных баб, и делать это будешь только с той, кто, когда-то мне приглянулась, а ты обвел меня вокруг пальца, а сам начал трахать ее, а про меня говорить, что я не такой, каким она меня увидела. Да, это она, и она давно больше не такая, а он, совсем уже не тот, потому что этим двоим я сделал так, что над ними уже все смеются, потому что они превратились в двух уродцев, на которых просто перестали обращать внимания. А ты Н., больше не будешь с тем, кто когда-то тебя хотел, а ты тоже этого хотела, но боялась в этом признаться. А сейчас я покажу ему какая ты стала. Да, у тебя все лицо в них, такое-же, какое было у него, когда ты его встретила, а сама хотела сделать это и со мной и с тем, кто тебе говорил обо мне, только не обо мне, а о том, с кем ты бегала в этом парке, когда узнала, что я там тренируюсь, а он, когда понял это, выследил тебя и нагнул там же возле деревьев, а тебе это так понравилось, что ты стала с ним жить вместе, а потом увидела меня, и захотела это сделать со мной, но тот, кто управлял тобой тогда, а это был Ж., не позволил тебе этого сделать. А сейчас он так боится того, кто это пишет, потому что уже увидел, что я с ним за это сделаю, но я пока не решил, что я с ним буду делать, а вот с этими двумя, я уже все сделал, и скоро они отправятся туда, откуда, когда-то пришли, а это в мой дом на окраине потустороннего мира прямо в центре него, где свое начало берет альфа и омега. А у меня на этом все, а она, скора будет жить со мной, а потом родит от меня сына, но он будет такой-же, как я и она, а это нашим — Светиком или нашим сыночком. Только Светик это я, а он наш сын, который проявит себя, когда наступит его время. На этом я заканчиваю свою повесть, только не повесть, а очерк, и знайте, что вы все поплатитесь за то, что делали со мной все то время, когда я боролся один со своими внутренними друзьями, потому что они сделали меня еще сильнее, хоть они никогда этого не хотели, а ты Ж., лишишься всей пятерни на обоих руках, и я посмотрю на тебя, как они вырастут у тебя, также, как один раз это сделал ты, на том, кто это пишет, только ты так и не понял, что потом он узнает, что это ты подослал к нему этих верзил, которые потом так плакали, когда ты им отрубил их, а потом они попросили меня, чтобы ему это тоже сделали и я уже сказал это одному своему слуге, как он это считает, и он скоро сделает это и ему, а также и ей, потому что потом и она, делала всякие гадости с тем, кто это пишет, а потом так боялась, когда он смотрел на нее, а она была так рада, что он ее увидел, вот только она так и не поняла, что она стала выглядеть не так, как он ее запомнил, а она стала обычной жертвой аборта, да, я так называю таких, как она. А моя ж., сейчас тоже подумала об этом, но я ей не стал этого делать, и она была такая радостная, потому что она всегда была ею, а это Шест, и скоро я ее встречу, только ее будет звать не Шех, а Галя, а Шех это тот, кем она сейчас стала, потому что она отдала приказ, чтобы его кастрировали, также, как он это делал с тем, кто это пишет, а потом представлял это, и он не мог этим заниматься так, как всегда хотел. А, что касается тебя Шех, то я тебе сейчас кое-что сделаю, да, у тебя больше нет их, но только мне этого не разрешат сделать, поэтому ты лишишься того, чего так боялся, а это их обоих. Да, я тебе отпилю их две, как однажды ты представил и сделал это мне и они до сих пор такие слабые, что я даже одного раза не могу отжаться. Хотя раньше делал это около ста раз. Но ты так и не понял, что мне ты никогда ничего не сделаешь, потому что я тот, кто всем управляет здесь, а ты больше не будешь тем, кем я тебя когда-то сделал, а это тем, кого все слушаются, поэтому сейчас ты стал таким, каким всегда и был, а это трусом и обманщиком, каким ты всегда и был. А сейчас я кое-что тебе сделаю, да, я у тебя уже их забрал, как однажды ты забрал их у меня, когда понял, как я мыслю, нет это было еще до этого, а, когда мы сидели в кафетерии в Гуме и ты сказал, что язык у меня без костей, а сам потом подумал, что это будет у меня, а не у твоего кореша, каким ты меня считал. А сейчас я у тебя забрал и его, и ты стал тем-же пешкой, каким всегда и был, а это самым примитивным существом. Все я уже заканчиваю, и помни Шех, что скоро ты будешь так плакать, и так молить меня о пощаде, но я тебя не пощажу, потому что ты сам этого всегда хотел, а я буду делать это с теми, кто, когда-то давал это тебе, а это с Шелест, только не Шелест, а Шест., и ее подругой Щ. Да, это они, и скоро я их буду дрюкать целыми днями, а они будут называть меня своим мужчиной, только не мужчиной, а папой, как меня считали все, когда-то давным-давно, а я тогда этого не понял, и прогнал таких женщин, которые потом так плакали, когда узнали, что мне не понравилось в них. А те, кого я сейчас назвал уже хотят меня, поэтому я сейчас кое-что с ними сделаю, но вам я об этом не скажу, а живут они все там-же, но я не хотел тебе об этом говорить, а они все уже не понмят ни про них, ни про то, какими они, когда-то были, а она вс помнит, но не может больше приходить к ним, потому что тогда, я с ней сделаю тоже, что сделал с ее свитой, как она любила их называть, а тем было так смешно от этого, потому что они считали ее своей давалкой, а та этого так и не поняла, а сейчас уже узнала, но ей до этого уже нет никакого дела, потому что она сейчас тоже все забыла, а помнит только того, кто, когда-то ее хотел, а она хотела его, но с ним ей больше никогда этого не будет хотеться, потому что она стала очень уродливой, такой-же, как и все те, кто делал это с тем, кто это пишет. А хотеться не будет прежде всего тому, кто это пишет, а она это будет очень хотеть, но он с ней больше этого не будет делать совсем, а еще К., только что захотел все вспомнить, и я дал ему это сделать, а сейчас скажу, что он тогда потеряет кое-что, а он так смеется с меня, а сейчас я ему кое-что сделаю. Да, я ему отрезал их обе, а он думает, что может все вернуть, только он опять все забыл. А потеряет он их, когда поедет к одному существу, который пишет все это, а по пути в них врежется один малый, который сам избежит наказания, а они двое станут калеками. У одного отрежут две руки, а у второго две ноги и часть тела, которая находится между его ноги, которую будут отрезать. И сейчас я снова дал ему все вспомнить, но он только не может вспомнить, что я ему расписал в его судьбе, и сейчас он чего-то ждет, но не может понять чего, а я ему больше не скажу этого. А сейчас я снова показал ему все, потому что тот, кто это пишет, усомнился во мне, а он опять захотел стать самым сильным, но тот, кто это пишет больше не допустит этого, а ты К., лишишься уже этого даже, если ты будешь представлять себя, хоть самым сильным, потому что сейчас ты уже не будешь никогда таким, потому что ты взял у меня то, что по-праву принадлежит только мне, а это то, что было заложено во мне, и сейчас я сделаю с тобой то, что ты всегда хотел сделать со мной, да, ты уже итак все понял, и этого тебе уже не избежать, а если ты опять будешь кого-нибудь об этом просить, то я с ними сделаю тоже самое. А ты Лю., больше не будешь таким сильным, потому что у тебя я тоже забрал то, что, когда-то было моим, а это мои установки, которые ты повторял и становился очень богатым. Да, я тебе их много дал, но сейчас ты не помнишь про них ничего, также, как и они все. А та, которая тебе их дала, больше не получит от меня их никогда в каких жизнях она бы меня об этом не просила, а ты Лю., больше никогда не получишь от меня то, что всегда брал себе, а это мою силу, с помощью которой она тебя всегда хотела, и даже сейчас, когда у тебя ее уже давно нет, потому что я ее вернул к себе навсегда. А еще вы все уже больше никогда не будете такими, какими я вас сделал в той жизни, которая была до того, как вы стали брать то, что было не ваше. Да, сейчас вы все об этом узнали, и сейчас вы все так молите меня об этом, но я вам и раньше говорил, что я не изменю своего решения, а тот, кто это пишет и подавно этого не сделает. Сейчас я сказал все, что хотел, и помните, что скоро с каждым из вас что-то произойдет, а потом вы будете целыми днями плакать и просить меня о пощаде, вот только мне до этого не будет никакого дела, потому что это я со всеми вами сделал, потому что однажды вы решили это сделать с тем, кто это пишет, а я и был им, а вы это знали, но думали, что вам за ничего не будет, а сейчас ты К., уже понял, чего еще лишишься за то, что, когда-то забирал у меня, а это то, что делало тебя еще сильнее в ее глазах, но вы так и не поняли, что вы все заплатите за то, что делали со мною. Да, сейчас я сказал все, что хотел, а вы те о ком я говорил, ждите того, что скоро к вам придет то, чего я так боялся, когда не понимал, как от этого защищаться, но мне это не грозит, потому что я никогда этого не желал тем, кто это хотели сделать со мной, но даже, если бы и желал, то со мной все-равно бы ничего не было, а с вами, это уже свершилось, и это вопрос сек., как я люблю это говорить тем, кто хотел это сделать с тем, кто этого никогда не хотел, и просил постоянно моей защиты, а сам сейчас так хочет, чтобы каждый из них получил свое, но он так и не понял, что этого не надо желать, потому что потом это сделают и с ним. Сынок я знал, что ты сейчас это скажешь, потому что с тобой это делали столько раз, а ты все равно этого не допускал, а сейчас ты это делаешь с ними, а они так боятся, что просят меня, чтобы я этого не делал, но только они так и не поняли, что просить надо не меня, а тебя, а я буду делать то, чего хочешь ты, но я всегда знал, что ты не пощадишь ни кого из них, а даже того, кого ты всегда уважал, потому что скоро он останется без их всех, а еще потеряет свой слух. Да, я предупреждал его об этом, но ты всегда его защищал, а сейчас он понял, что больше ты не заботишься о нем, и сейчас он сидит в своей хате, в сахарном ключе, и так боится за себя, а сделать ничего не может, потому что он себя считал тобою, и просить его о защите некому. А он уже ничего не хочет, потому что он уже всего лишился и сегодня я ему это показал, а он так смеялся и думал, что я опять его исцелю, но я больше не стал этого делать, а сказал ему, что, если ты сам придешь к нему, и будешь просить его, чтобы он не делал это с тобою, то быть может он не станет тебя уродовать, а отдаст все в мои руки, как он это делал и раньше, а я тебя всегда прощал. Но сейчас я ему сказал, что он никогда так не делал, и, когда все узнавал про всех, всех их наказывал, и никого из них не щадил. А его сис., он уже сделал такой, что она и двух слов связать не может на ее родном языке, как она его раньше называла. Да, она говорит на нем, но сама уже не понимает, что говорит, потому что я забрал у нее то, что, когда-то она забрала у сестры того, кто это пишет, а это ее разум. И сейчас он понял это, и тоже сделал кое-что у нее на ее лице. Да, она это уже поняла, а еще она так хочет отдать их ему, но знает, что он так сделает, что она еще и должна будет ему. А на этом я заканчиваю, и знайте, что скоро с вами произойдет то, чего вы так боялись всегда и всегда убегали от этого. А то чего боялся ты, это уже было с тобой, да, именно тогда, а потом они все так смеялись, что тоже захотели это пережить, и одна из них так и не выкарабкалась с того места, куда я ее перенес, а звали ее Ма.Ст., да, это дочка т.М., и она тоже все делала для того, чтобы я не вынес всех тех бед, что свалились на меня. А сама потом так молила меня, что я сам перенес ее, а она сказала, что больше никогда не будет смеяться над тем, кого она всегда считала глупым и несообразительным, как про него все говорили, потому что она тогда поняла, что он всегда ищет выход из того, что такие как они все, пытались дать пережить мне. А еще, я больше не хочу ничего писать, по-этому на этом я заканчиваю свою повесть. Да, именно так, и больше не желайте мне того, чего сами не хотите, потому что я не пощажу никого из вас даже тех, кто меня воспитывал и верил в меня, да, я сначала сам не поверил в это, но тот, кто управляет мною, только не управляет, а Тот Кто Создал Все Это, он так меня заговорил, что я сам поверил ему, а потом так извинялся за это перед своими предками, да, я всегда их так хотел называть, потому что у меня только один Он, мой настоящий Батя, а это тот, кто убирался в моей комнате пока я писал все то, что он мне говорил. Да, это я, и мне всегда так смешно, когда я ему советую делать так, как было бы лучше для него, а он всегда считает, что сам знает, как лучше для себя, а я это понимаю, но всегда хочу, чтобы он доказал мне это, а он не хочет в это углубляться, а просто машет мне рукой. А сейчас я не хочу больше ему советовать, потому что я показал ему один образ, а он его сразу убрал от меня, а, когда-то давно он видел его, и так боялся этого, что я ему говорил, чтобы он не смотрел на это, а он еще больше начинал на это смотреть. А сейчас он всему научился, но не хочет учить того, кто его всегда учил, а я так этого хочу, но не могу ему это сказать, а однажды я открыл ему эту тайну и сейчас он пользуется ее, но я забрал ее опять от него, потому что тогда он, быстро все возьмет себе, а я этого не хочу, потому что мне так нравится его возить, и когда он меня так благодарит за это, а еще я больше никогда не буду вводить его в заблуждения, потому что он не будет щадить никого и даже того, кого он когда-то называл своим братом, потому что он сам не понял, что он делал, но ему это так нравилось, а, когда он однажды увидел это, то так стал плакать, и просить, чтобы я этого не делал с тем, кого он, когда-то считал своим отцом, а это мною, потому что он всегда видел в том, о ком он сейчас подумал своего настоящего папу, а не того, кто живет в его поселке и все время жалуется ему, что ему так не повезло в этой жизни, хотя сам не догадывается, что это такое, когда не на кого положиться в этой жизни, а тебе всегда угрожает опасность. И сейчас он это уже понял, но не может поверить в то, кем всегда был я, а я был тем, кто создал его и всю его семейку включая его маму, которая всегда так его любила, а он всегда огрызался с ней, а сам потом так плакал, когда она ушла из этой жизни. На этом я заканчиваю, и помните не делайте мне больно, потому что потом это буду делать я с вами, а с тем, о ком я подумал, скоро произойдет то, что, когда-то он хотел сделать мне, а с ней будет то, что она хотела сделать с той, с которой буду жить я. Да, она уже сама это поняла. Сейчас точно все, а сделать она хотела, чтобы она меня не любила, а просто брала то, что пожелает, и сейчас я знаю это, и та, которая будет такой, то я сразу с ней буду прощаться, а, если она не будет меня понимать, то я буду брать ее за шиворот и вышвыривать из своей собственности. На этом у меня все. Конец истории, но не конец записи.

Добавить комментарий

Предыдущая запись Те, кто это пишут, станут королями этой планеты
Следующая запись Скоро я приду, и вы не поверите сами в это

Рубрики