Не думай, что я это ты

Не думай, что я это ты

Сегодня я расскажу вам о том, что я хотел добиться в этом мире. А добиться я хотел только одного, чтобы те, с кем я раньше общался, поняли, что я тот, кто всем управляет в этом мире. А еще я так хочу доказать всем то, что я делаю то, что не может никто. А еще скоро у меня будет очень много их, а также я найду себе ту, которая будет меня любить и заботиться. А ты Шест., уже не будешь моей, потому что ты так ничего и не поняла. А я тебе много раз говорил, чтобы ты брала свои вещи и бежала от них, ко мне домой, а мой адрес ты давно уже запомнила. Только не запомнила, а знаешь его, как свои пять пальцев. И еще, не думай, что я такой-же, как те, которые издеваются над тобою каждый день. А ты Щег., стала такой-же, как и та, которая, когда-то была мне очень дорога, а это ты Бод. И сейчас ты разговариваешь с ней, а сама так хочешь, чтобы я пришел к тебе домой и жил вместе с тобой и Шест., но ты так и не поняла, что с вами я не собираюсь жить, и оберегать вас от тех, которых вы сами притащили к себе домой. А еще скоро вам уже никто не поможет, потому что вы все делаете для того, чтобы уйти с этого мира, и вы уже забыли, какими мы были веселыми раньше, когда учились в одном классе, это я про тебя Б., а ты всегда так смотрела на меня, но никогда не говорила мне, что я тебе нравлюсь, также, как и я тебе этого не говорил, но всегда хотел с тобою жить вместе и воспитывать нашего сына, которого ты родила, а потом избавилась от него, а сейчас у него уже есть семья, а вспоминает он того, кто тогда был с ним рядом, а это был я, потому что он всегда был мне, как мой сын, хотя ты его родила не от меня. А сейчас ты так плачешь, и так хочешь, чтобы я позвонил тебе, и просто сказал тебе, привет, а я тебе говорю, чтобы ты сама это сделала, потому что я этого делать не буду, а, если сделаю, то ты сразу позвонишь им, и скажешь, что он сам мне позвонил, а вам он и не собирался звонить, чтобы вы мне не говорили. А так, ты такая-же, как и они, потому что вместо того, чтобы советовать им что-то, ты бы лучше сама сделала первый шаг и набрала мой номер, а потом посмотрела, что будет, а будет то, что я сразу к тебе приду и буду тебя пороть весь день, пока я не устану и просто рухну на твою кровать и засну. А еще ты сама этого так хочешь, но никому об этом не хочешь говорить. И еще, если ты и в правду такая сильная, как всем говоришь, то приезжай сама ко мне, и скажи, что я тебе так нужен, потому что с тобой они тоже это хотят сделать, а ты такая уверенная в себе, что говоришь им, что за меня приедет один человек, и тогда вы все пожалеете об этом, а сама думаешь о том, кто это сейчас пишет. А я к тебе могу хоть сейчас приехать, но ты сама не хочешь меня видеть, а, когда ты меня увидела на Русском О., то даже не позвала меня, потому что я тебя даже не увидел, а ты была такая злая на меня, что прошла мимо меня, а потом обернулась и увидела, что я даже и не смотрел на тебя, а сейчас ты это сама поняла, и так ревешь, потому что ты так представляла, как меня встретишь и расскажешь о том, что один поцак, так всех сейчас пугает, что даже она сейчас его боится. А это тот, кто, когда-то говорил, что мы с ним дружим с детства, а сейчас он сам хочет, чтобы я ему позвонил, а он бы так сказал мне, что я бы не сразу понял, что он имеет ввиду, но только он не понял одного, а это то, что я сам ему буду это говорить, а он будет стоять и глазами хлопать. А еще он уже не хочет со мной дружить, только не дружить, а связываться, потому что те, кто с ним трет, сами сказали ему, что с тем, кого ты нам показал мы трогать не будем. Да, это были те двое, а еще они сказали, что он очень хороший человек, и, когда мы наехали на его коллегу, то он тактично с нами общался и не хотел с нами драться, а потом тот с кем мы говорили, такое наговорил нам про него, что сейчас мы с ним больше никогда не хотим пересекаться. А он им сказал, что он был самым сильным в этом доме, да, он это им сказал для того, чтобы они его не прессовали, но на самом деле так это и есть. А я всегда испытывал то, что многие из тех, с кем ты сейчас общаешься, назвали бы это — невыносимым. Да, я всегда шел своим путем, еще со школьной доски, когда вы все чувствовали себя хорошо, а мне всегда было очень больно, потому что я ничего не мог с этим поделать, потому что мне не разрешали быть таким, каким я о себе всегда думал, а это о самом сильным в нашей школе в которой я когда-то учился. А ты Б., так и не поняла, что я всегда тебя желал, и всегда так смотрел на тебя, а сама ты знала это, но никогда в этом никому не признавалась. А те двое, с кем ты сейчас общаешься всегда тебе об этом говорили, а ты им отвечала, что сама это видишь, но не хочешь быть со мной, а сама так этого хотела, что я тебя всегда представлял, а ты тоже это видела, но не хотела заходить так далеко. А еще в тот раз, ты не могла удержаться и сделала это, а потом весь день была такая радостная, а потом поняла из-за чего, а сейчас ты это вспоминаешь, но не хочешь больше так делать, а хочешь, чтобы я с тобою жил вместе и воспитывал твоих дочерей, которых все обижают, а им некого просить о защите, а твой брат, больше не помогает тебе, потому что он один раз помог, а потом его вычислили и так избили, что он сказал, что больше не пойдет в эту школу, в которой ты вместе со мной училась, а потом он увидел как-то меня, и я ему так приглянулся, что он сам подошел ко мне, а я посмотрел ему в глаза, а потом поздоровался, а он так был рад, но не сказал мне ни слова. Да, я этого не помню, потому что это было в начале нулевых, но он запомнил тогда меня, а потом увидел меня по телевизору, а потом сам пришел ко мне, и попросил проучить тех, кто его избили, а я так посмотрел на него, а потом сделал пару звонков и мы всей своей бригадой поехали к ним в магаз, как они называли свое место сбора, а когда они увидели его с тем, кто это пишет, то сразу стали извиняться перед ним, а он так смотрел тогда на меня, а сам так хотел сказать, что я брат Насти Б., но так и не сказал об этом, а сейчас он вспоминает про этот случай и говорит о нем своей сестре, а она так смотрит на него, а сама тоже вспоминает, как она жила вместе со мной, и ей становится так хорошо на душе, а еще она сама сейчас хочет позвонить мне, чтобы я помог ей вытащить ее подруг из лап этого бабуина, как они его сейчас называют, потому что у него уже нет ничего святого, а про меня они всегда говорили, что я не делал им больно и не бил их, как это делает этот челик, который так боится меня, что всем своим корешам говорит, что, если меня встретят, то сами бы набили ему рожу, только он говорит не рожу, а дыню. Да, а еще он уже не помнит, как я хорошо владею тем, куда, когда-то он сам меня привел, а это борьбой, потому что он вообще не может двигаться, как они, которые сидят всегда с ним, а он, если начинает драться, то вкладывается только в один удар, потому что потом у него уже нет сил драться. А еще я хочу сказать ему, что я могу уже сейчас с тобой покончить, но мне будет интересно, что ты скажешь мне, когда меня встретишь, и ты уже замигал глазами, как ты это любишь говорить. А еще ты остался таким-же, как и тогда, когда я с тобой дружил, а это самым настоящим трусом, да, сейчас ты уже не такой, потому что выработал одну технику, но со мной она не прокатит, потому что ты это уже сам понял, только не понял, а увидел. А, если ты потянешься себе в сапог за тем, что делает тебя сильнее, то я сразу начну тебя так лупить, что ты навсегда забудешь о том, как приставать к тем, кто, когда-то так смотрели на тебя, а ты старался не заострять на этом свое внимание, а сам так радовался тому, что ты им нравился. А сейчас они тебя так боятся, что делают все, что ты им скажешь, но только они уже на тебя так не смотрят, потому что ты для них, обычный педик, только не тот, кем ты когда-то называл одного человека, а потом сказал ему, что это он первый стал тебя так называть, а сам так боялся тогда его, а сейчас его уже нет, и он знает всю правду, а вот ты Шеха, скоро увидишь меня в одной компании, и посмотрим, как ты поступишь с тем, кому ты раньше божился в дружбе, а потом стал называть меня маменьким сыночком, который никогда ничего не делал, а ему все всегда приносили, и все делали за него. А еще ты всем говоришь, что я постоянно у тебя все списывал, когда учился в школе, хотя сам тоже это делал, но мне никогда об этом не говорил, потому что тебе давала та, которую ты сейчас ебешь, а она уже не может от тебя отделаться. А я тебе всегда говорил, что, если ты так будешь себя вести, то потом пожалеешь об этом, как я в начале 20-х тебе об этом сказал, а потом ты сам это понял, а сейчас снова стал таким-же, как и тогда, а сделала тебя таким одна леди, которую я когда-то любил, а сейчас она уже ничего не понимает, потому что я снова отправил ее, только не от куда они прилетела, а в другую реальность, в которой она слышит только мой голос, и сейчас она все поняла, потому что у нее идут слезы из глаз. И она так просит, чтобы я снова перетащил ее к тому, кто это пишет, но я ей сказал сразу, что больше я этого не сделаю. А она так смотрит сейчас на меня, а сама понимает, что я ей больше не нравлюсь, потому что она с тем, кто, когда-то был моим учеником, а это ты К. и ты Л., да, и сейчас они вместе с ней в другой солнечной системе, потому что их уже давно нет в той реальности, где находимся все те, кто были со мной со школьной скамьи. И она сейчас так рада, что я дал ей их двоих, что уже забыла обо мне, а сейчас вспомнила, но уже не хочешь быть вместе со мной, а я ей сказал, что, если бы ты снова выбрала меня, то я бы вернул тебя обратно к ним всем, кроме этих двоих, которые сейчас будут тебя иметь целыми ночами. А ты так смеешься с меня, а сама поняла, что это была твоя проверка, и сейчас она так плачет, итак просит меня, а Я ей говорю, что я бы тебя все равно к нему бы не вернул, а дал тебе бы такого, как он, но в другой солнечной системы, а ты бы это все равно не узнала, а, когда прилетела обратно, то только тогда я бы тебе об этом сказал, также, как одному грешнику, который, так смеялся с тем, кто это делает, а потом сам не мог ничего сделать, и в конце концов застрелил себя из того оружия, которое он купил, чтобы выстрелить в того, кого раньше считал свои братом, и посмотреть, чтобы он сделал потом ему. А сейчас он так смотрит на меня, и ему так плохо, потому что он сам показал, какой он был тебе друг, а еще он так хочет обратно очутиться на этой планете в том-же теле, но этого я ему никогда не дам, также, как и тот, кто это пишет, хотя он мог это сделать прямо сейчас, если бы я ему об этом сказал. Но я ему такое не позволю совершить, потому что сейчас он знает, что это был за человек, и как он его прикрывал, когда ему нужна была его помощь, а потом так смотрел на меня и не мог понять, как я сам все это проделываю. А сейчас он больше ничего не хочет, кроме как, быть рядом с тем, кто это делает, но не со мной, а с тем, с кем он, когда-то дружил, и всегда ощущал от него силу и поддержку. А потом сам его предавал, как разменную монету, итак смеялся с меня, что сейчас ему самому противно об этом думать. А я ему сразу сказал, что больше он не будет с тобой якшаться, как раньше, даже, если я тебя воскрешу, потому что ты не тот друг, каким он всегда тебя считал, а ты так этому радовался, а сам думал, что, если у него что-то получится, то ты у него все потом заберешь, как ты это делал всегда. И тот мерин, он угнал у тебя, а потом приехал в твой парк автомашин и все их продал по бросовым ценам, а сам так себя чувствовал, как будто предал свою мать, потому что она потом узнала об этом, с сказала ему, чтобы он рассказал все мне и все их отдал, а он так наорал на нее, и ударил ее по щеке, и сейчас она тоже вспомнила об этом случае. Да, это ты С.Ф., предал меня также, как это делал всегда, а потом снова мне внушал, что ты мой лучший друг, а сам ждал того момента, когда я опять стану таким-же крутым, каким всегда и был, но ты не дождался этого, а, если бы и дождался, то все бы об этом узнал, как второй такой-же, как и ты, которого ты называл своим товарищем, а это, конечно, же — Тер, он же С. А еще я больше не хочу об этом писать, а вам всем я скажу одно, что сам я к вам не приду, а, если у вас хватит духу, то приходите ко мне сами, а потом делайте мне то, что делали тому, кого вы сейчас так боитесь, а потом звоните ему, и пусть он приезжает ко мне сам, и делает то, что он говорил вам, что сделает это с тем, кто это пишет. А говорил он вам, что отрежет мой язык, и отдаст его той, которая так защищала его всегда. Да, он так и сказал, а сейчас так боится меня, потому что ему уже сказали, кто я такой, и кем я был тогда, когда его кореша работали со мной в одной бригаде и, считали, меня человеком начитанным и очень ответственным, а потом, кто-то пошел и сказал им про меня, а они его сразу же придушили, только из-за того, что они назвали мое имя, а сейчас, кто-то из них рассказывает ему про этот случай, а он так боится меня, что сам им говорит, чтобы они не говорили ему то, что он просил их сделать, а он просил, чтобы они отвезли меня к нему домой на шамору, да, в эти дома, а он потом сделал бы со мной то, что им всем говорил, а это отрезал бы мой язык за то, что я ему всегда советовал не опускаться до того, чем он сейчас занимается, а они все так смотрят на него, а он уже сам понял, что с ним будет, если он попытается сделать со мной то, что он им всем говорил. Да, он бы даже не коснулся меня, а с ним бы сразу прекратили все общаться, потому что я бы сразу с ним это сделал, а он не увидел того, чтобы с ним было, и сейчас он еще больше этого хочет, а они это видели, но он даже и слушать об этом ничего не хочет. А сейчас один из них говорит ему, что он тебе отрежет его, а он еще больше захотел со мной увидеться, а сейчас сам понимает, что лучше этого не делать, но не хочет идти в обратку, по-этому он им всем говорит, чтобы они привезли меня к нему в усадьбу, а там он сам со мной сделает это, а еще отрежет то, что они ему сказали. А один из них сейчас не выдержал итак на него посмотрел, а потом сказал, что он это потом сделает с каждым из нас, поэтому ты Шеха сам это делай, но мы на него не попрем, а, если он нам скажет, что с нами ничего не сделает, то мы привезем его тебе, но только он нам это не скажет из-за того, что ты сделал тех, с кем он, когда-то хорошо общался обычными шмарами, которыми мы все пользуемся, а ты одной из них разрисовал так лицо, что он тебя за это сразу кастрирует, а потом это сделает с каждым из нас, потому что мы помним, как он это делал в те годы, да он им их отрезал сам, когда мы привозили к нему тех, кто это делал с его женщинами. А потом говорил каждому из нас, чтобы вы никогда не били и не насиловали тех, кто не может за себя постоять. А потом мы сами стали такими, как ты, а сейчас жалеем об этом, а ты так и не понял, кто был твоим другом, которого ты постоянно обзывал и говорил, что он из себя ничего не представляет, а сейчас сам ссышь с ним встретиться, а то сообщение, которое ты дал нам прочитать еще раз говорит о том, что он сейчас такой-же, как и тогда в начале двадцатых. И мы тебе больше в этом помогать не будем, потому что он это сделает с каждым из нас, и не пощадит никого из нас, а тебя он оставит в живых, но только ты потом будешь жить не такой жизнью, какая есть сейчас у тебя, а о тебе все узнают люди, каким ты был всегда, а был ты самым настоящим — шакалом, который за спиной своего друга, как ты его называл при нас, пытался убить его или сделать колекой. А сейчас ты сам это понял, поэтому нам с тобою больше не по пути. И сейчас он так на них смотрит, а сказать ничего не может, кроме, как вытащить то, что спрятано в его ботинке, но он не посмеет это сделать тому, кого они всегда слушают, а это он, тот, который всегда был с ними, да, Л.П., и он уже сказал ему, что, если он сейчас скажет это сделать, то я это сделаю, потому что потом он не пощадит никого из тех, кого он сейчас видит. И сейчас он ждет от меня, что ему делать, а я говорю ему, что так будет нечестно, поэтому я сам с ним это проверну, когда его увижу, а сам посмотрю, что он попытается мне сделать. А он сейчас так смеется, потому что он знает, что я каждые выходные навещаю того, на кого он раньше работал, а это С.Б., и он никогда не был таким раньше, как сейчас, а всегда шел куда ему говорят и все делал, а сейчас он уже не такой, и не хочет делать то, что мы ему скажем, а это втереться ко мне в доверие, а потом уничтожить меня. Да, сейчас я все знаю, но вот только он этого никогда уже не сделает, потому что он понял, кто такой тот, кто всегда его угощал и никогда ему ничего плохого не делал, а он делал по-началу так, как просил его Шеха и П., а сейчас говорит им, что я сам убью того, кто ему хоть, что-то сделает плохое. А сам так радуется сейчас, что я узнал об этом, но ничего плохого ему не желаю, а я хочу сказать ему, что я никогда ничего плохого к нему не чувствовал, потому что я сразу понял, что это очень порядочный человек, и он никогда за просто так не будет ничего делать с тем, кто всего себя отдавал на то, чтобы в этом доме можно было жить и не смотреть на все это с отвращением, а наоборот так смеяться над тем, кто это сейчас пишет, а потом делать также, как и он, и смеяться еще больше. А сейчас он сам хотел что-то сказать, но я ему это не дал сделать, а он еще раз понял, что я хороший и не буду людей за просто так делать такими, какими делал, а того, я потом отмазал и он стал еще уважаемым чем был до того, как я его сделал таким, каким он стал после общения со мною. А сейчас вы все знаете меня, и, если кто-то из вас захочет со мной свести счеты, то лучше подумайте об этом, а потом, если вы хотите расстаться с одной из частей вашего тела, сделайте то, что советует вам ваш пройдоха, у которого уже нет его, но вы об этом так и не узнали, а сейчас ты П., это уже знаешь, и понял, почему ты разрисовал ту, которую всегда любил и защищал, а когда она тебе пожаловалась, то даже ты сам испугался его, хотя сам с него всегда так смеялся, что даже заразил этим того, кто сейчас это пишет. Да, вы все стали его бояться, а я сразу тебе говорил Шеха, что ты плохо кончишь, если будешь выпячивать себя на показ и сталкивать людей лбами, как ты всегда делал, а потом по-тихому отходил в сторонку, как это было с тем, кого ты потом подвозил до места его работы, а однажды занял у него их, а потом так и не отдал ему их, а он так смеялся над тобой, потому что это были такие гроши для него, а для тебя триста рублей было целое состояние. А сейчас ты увидел, что с тобою может произойти и без моего участия, но я этого не допущу, потому что мне интересно, как ты со мной будешь говорить, когда увидишь меня, как ты видел меня сегодня одного в одном месте с теми, с кем ты общаешься, но я специально не смотрел на них, хотя ты сидел рядом с ними итак вцепился одному из них в руку, что тот, чуть в обморок не упал. А потом он увидел меня, и сам стал нервничать, а это был Веталь, только сейчас у него другой облик, потому что тем обликом он не произвел на меня никакого впечатления. А ты Шеха уже давно так не выглядишь, как я тебя запомнил, потому что ты сразу попросил ее, чтобы она дала тебе другой вид, а потом так с тебя смеялась, когда все стали его бояться, а потом и сама стала ему все делать, когда поняла, каким она его сделала, а сделала она его таким, каким хотела, когда-то сделать меня, но ей этого никто бы не дал провести, только не провести, а закончить мой путь в этой Державе. А еще Шеха сам ощутил, кто я такой, потому что они так открыто себя вели, а я даже и бровью не повел, и он это сразу ощутил на себе, а потом видел, как я вернулся за вилкой, и тогда все так смотрели на него, а он еще больше начал трястись, и это все увидели, но никто не падал виду, а сейчас все вспоминают про это, но никто из них больше не хочет видеться с тем, кто это делает. Да, вы все поняли все правильно, а, если пойдете против меня, то я расправлюсь с вами очень жестоким образом, и вы все это уже поняли. А у меня на этом все, и оставайтесь такими, какими я вас всегда помнил, а это очень хорошими и добрыми, каким всегда был я, но сейчас я могу быть и добрым и беспощадным одновременно. Сейчас я все сказал, а вы думайте над своим поведением, и не злите меня, а то, я буду делать с вами то, что вы сейчас видите, а ты Шеха, больше не сможешь никому и ничего сделать, потому что я сказал одному из них, что он должен будет с тобой сделать, а тебя больше никто не спасет, как это было раньше, когда ты не ворвался к нему и не сделал из него своего помощника, после того, как ты отымел его при всех своих корешей, как ты их называл. А сегодня они все видели меня, и все дрожали, когда я находился рядом с вами, а скоро тот, который это думал потеряет и его, и это сделает тот-же, что тебе уже сделал только что. Да, он будет выполнять мои приказы, потому что от него зависит, что будет с ним в недалеком будущем, а вы все остальные больше не ходите к тем, к кому вы ходите, а иначе я вас закопаю всех в цементе, как вы хотели это сделать с тем, кто сейчас с каждым из вас будет делать то, что я ему буду говорить, а вы не сможете даже дотронуться до него, потому что я так сказал, а, как Я сказал так и будет, и он уже начал это делать. А ты Шеха, если бы сегодня подошел ко мне, то я бы тебе не позволил сделать то, что ты сейчас пытаешься сделать со мной, поэтому сейчас ты потеряешь один из своих глазов. Да, ты уже их потерял, а он это будет делать с каждым из вас, если я это пожелаю. А сейчас я закончу на этом, но, кто-то из вас уже находится там, откуда он пришел, а это ты Шеха, потому что он только что сломал тебе шею, да, сейчас это точно, а другому отрезал его, а потом подошел к тебе, и выколол их обоих, а ты уже ничего не чувствуешь, потому что ты летишь к тем местам, откуда я тебя, когда-то забрал, а сам велел не делать того, что ты всегда любил делать, а это издеваться над теми, кто слабее тебя, а тот был намного сильнее тебя, но он боялся того, кто это пишет, потому что видел, что я буду с ним делать, если он начнет бить тебя, а я тогда, так этого хотел, а он сразу все понял, и не стал бить тебя при той, которая потом от него родила ребенка, а он у нее его забрал, и сейчас воспитывает один без чьей-либо помощи, а твоя мама Шест, так любила тебя, а потом узнала, что ты делаешь, и не выдержала такого потрясения и умерла у тебя на глазах, а потом узнала кем был тот, кто к ним однажды приходил домой, итак молила меня, чтобы я женился на ней, а она это тоже узнала, и так тоже об этом мечтала, но сама так ничего и не сделала, хотя могла это сделать, когда прилетела вместе с Щ., ко мне в одну из гостиниц нашей столицы. Да, сейчас я все про всех вас знаю, а ты Дем, больше никогда не станешь тем, кем был тогда в начале двадцатых, а это самым уважаемым главарем, моей группировке. А ты Л. и ты К., уже больше не вспомните про это, как-бы вам этого не хотелось. А ты Ма или Л., больше не будешь с ними спать, потому что они уже не вспомнят о тебе, как, когда-то все тобою восхищались, а ты так смотрела на них, а сама хотел только одного, чтобы тот, кто это пишет, никогда не стал таким-же, какими ты сделала их всех без исключения. А ты Ру., это уже понял, но ты сменил тоже свой облик, а сам за это получил то, что всегда хотел, а это их, столько, что сейчас тебе их класть некуда. А потом они их всех у тебя отняли, когда лишились их сами, а ты так смотрел на ту, которая тебе их дала, а сам не понимал, почему у нее их сейчас нет. А потом узнал, что я сделал с нею и с ними, и сам поехал ко мне домой, но, как только ты поднялся ко мне на этаж, я вышел и посмотрел тебе в глаза, а ты так испугался меня, что прошел вперед, а потом сам бежал, как угорелый от моего подъезда, а они потом так ржали над тобой, а потом сами стали попадать в такие ситуации, которые я им предвидел. Только Я потом давал им другие тела в этом-же городе, но больше я этого не буду делать, потому что они стали еще хитрее, и хотели стать таким-же, как и я, а сейчас его больше не будет, как бы он не старался, потому что он больше никогда не вспомни о том, кто, когда-то его так уважал, а еще помнил, как он дал тому, кто это пишет согреться, когда ему было неуютно, а за это он потом сделал его самым сильным из всех их, а они всегда его слушали, пока она не сделала таким, каким хотела сделать меня, а это самым крутым из них, а он так обрадовался этому, а она сказала, чтобы он разобрался за это с тем, кто, когда-то ее любил, а потом стал шарахаться от нее, когда она ждала его часами возле его дома, только она не сказал ему, что перед этим ее все трахали, а он все это видел, а она думала, что он это не видит, потому что она внушала ему, чтобы он не смотрел на нее, и она сейчас это поняла, а ты Лю и ты Петр., больше никогда не попадете в эту реальность, а останетесь все в старой, когда я ходил в секцию по тхэквондо и вы тоже хотели так драться, когда один раз встретились со мной лицом к лицу, и я вас всех так избил, что вы еле уползли от меня. А сейчас ты Петр., все понял, что ты уже давно не в моей реальности, а живешь в другом мире, поэтому ты не мог понять того, в кого я превратился в этом мире, а я стал тем, кем внушал себе в том мире в каком находится мое первоначальная субстанция, и сейчас я сам это понял. А еще скоро все те, кем я был объединятся и я стану только одним для всех миров, в котором был я, только не я, а Мое Высшее Я или Я Есмь, но только я один буду об этом знать, потому что я буду переживать все, что со мной, когда-то было, поэтому я не буду больше так делать, потому что лучше этого не переживать. А еще я уже сам все понял, и теперь я знаю, что мне делать, а этот нос хочет чтобы у меня был один из моих поклонников, он же птица, как я его назвал и сейчас все над ним так смеются, а он мне ничего не может сделать, потому что тогда я сам с ним начну делать то, что ему станет сразу не по себе. А еще не слушай меня и делай так, но потом не жалуйся, что все так будут делать, и таких, как ты станет очень много, но я этого все равно бы не допустил, а еще я тебя проверял, поэтому я сейчас говорю каждому из них, чтобы они не делали тебя теми, кем они всегда хотели, а это очень могущественной личностью, да, я это делал специально, а сейчас они хотят с тобой поговорить, а это Грациано, Дедушка, Гюго, Фрэнк Морелло и др. Да, ты был ими всеми, но запомнили они тебя, как самого справедливого из их всех, поэтому делай так всегда, потому что тебе всегда тяжелее всех, но ты правильно меня понял, потому что я хочу, чтобы каждый из них шел своим путем, а не тем, кем ты им всем советуешь. Поэтому выбор будет за тобой, но помни, что потом об этом узнают все, если ты сделаешь их всеми такими, каким скоро сам станешь, а сейчас ты сам все правильно понял. Да так тебе будет тяжело, но только в самом начале, а еще помни, что ты их всех всегда защищал, а многие из них отдали жизнь за тебя, и сейчас ты это понял, поэтому они все этого достойны, и не жалей для них ничего, но знай, что они никогда не допустят, чтобы такие, как Шеха, делали то, что он творил, и все его боялись, а ты всегда приходил, и давал им силы, и они избавлялись от него и ему подобных. Да, это нужно делать, и не бойся, такими, как ты и твои сородичи, но ты всегда их называл мои любимые, а это и есть Я Есмь, больше не будут страдать, а станут развиваться и становиться такими-же, как и тот, кем ты скоро станешь, а это Самыми Сильными и Выдающимися Героями Своих Миров. Да, сейчас ты все правильно понял, но все будет зависеть только от тебя самого, но ты сам уже понял, что тебе просто необходимо помогать им всем, потому что у них нет такой поддержки из твоих родных, какая есть только у тебя одного, а у некоторых из них, даже нет своей комнаты, а они живут в шалашах на окраинах твоей родине, а сейчас я с каждым из них общаюсь, и они такие гордые за тебя, но сейчас, кто-то из них подумал не о том, поэтому ему я уже сам этого не дам, а это тот с кем ты когда-то дружил, и он сам выбрал тоже тело, что и у тебя, поэтому он уже не выглядит таким, каким видишь ты себя в окне, это я так называю стекло из которого оно состоит. А еще я тебе специально все это поведал, а сам хочу посмотреть, как ты с этим будешь потом жить, и захочешь ли ты сам потом видеть это в тех мирах, куда ты будешь попадать, потому что, кто-то из них будет творить не только любовь, как это делаешь ты, а еще то, кем ты всегда хотел стать, а это им, тем, кому неведома сила, но он так ее хочет, что пойдет на все, чтобы ее получить. Да, сейчас ты все верно понял, поэтому ты не будешь этого делать, но ты будешь просить меня, помогать своим братьям, а я сам буду решать, что я дам каждому из них, а также, что ты дашь им сам, и ты это уже и сам осознал. А еще я бы на твоем месте не думал так об этом, потому что ты будешь настраиваться на их частоту, поэтому не делай так, потому что он так этого хотел, а сейчас он уже получил то, что я говорил ему, что с ним за это будет. А еще не думай больше об этом, а это тем более не делай, потому что я тебе сразу об этом сказал, но я все равно бы не дал этому ходу, и ты сейчас сам это уже понял. А еще не переживай, потому что я сам позабочусь о каждом из них, также, как и о тебе. Но сейчас ты все понял, а это делай также, как и делал, а все остальное оставь, как было раньше, а второе тоже делай, потому что многие из них очень болеют и не могут с этим ничего поделать, хоть я им и говорю, что им делать, а это лучше не делай, потому что найдутся те, кто будут выламывать из них, как они такими стали, да, сейчас ты все понял. И Я заканчиваю эту повесть на этом месте, и больше не пиши ничего, а иди погуляй со своим другом, который ведет себя также, как и ты в самом начале своего пути, и я тебе говорю об этом уже не первый раз, а он тебя так любит, но не может это выразить, а сюда, я бы его не пустил, но ты поддался им, а сейчас они снова у него есть, потому что я не дал им это сделать, а они сделали так, как я им и сказал, а это сделали надрез, а потом зашили, потому что они знают, что таким псам этого делать запрещено, потому что они посланы мною для определенных задач, и они должны испытывать радость от этой жизни, и он это уже понял, но никому об этом не говорит. Конец хистори или конец начала, а также конец тому, что было, и начало тому, что мне предстоит выполнить с моими братьями из параллельных реальностей, а также я познаю то, чего всегда хотел, а это, что значит быть тем, Кем Всегда Был Я, только не я, а Мое Высшее Я или Я Есмь.

Добавить комментарий

Предыдущая запись Скоро я приду, и вы не поверите сами в это
Следующая запись Я буду это делать даже если не буду видеть результата

Рубрики